Случай в метро

20 апреля 2008 года

Я стоял около последней двери вагона. Слева от меня, на боковых сидениях у стенки вагона, где двери не открываются, сидела женщина лет 30-ти с двумя детьми. На ней была белая куртка и бледно-лиловый платок. Детишки, каждому лет по 6, мальчик и девочка, тоже были одеты достаточно просто. Наиболее характерное словосочетание, которое я мог бы подобрать для описания её образа — «воинствующая мать-одиночка». С виду очень кроткая и даже, быть может, несколько пугливая. Когда дело, однако, доходит до каких-либо конфликтов, а в особенности, когда это касается их детей, такие люди показывают, что они далеко не из робкого десятка. Как лично мне кажется, типаж такой весьма часто встречается в московском метро.

Женщина отнюдь не была толстой и все вместе они едва занимали два сидячих места. На третье же внезапно пристроился мужчина в голубых джинсах и джинсовой же куртке с огромной черной сумкой в руках. Сказав пару приветственных фраз, он ловко выхватил из сумки большую голубую книгу в твердом переплёте, открыл её и стал показывать всем троим. Подумалось мне, что продавец это очень не глуп, потому что подсел так, чтобы дети сразу же увидели все красочные рисунки, которые были в книги. Он своего добился: две пары детских глаз с интересом следили за движениями рук мужчины, когда он листал страницы очень быстро при это что-то проговаривая.

Продавец, очевидно, рассчитывал заинтересовать детей и ожидал, что мать удовлетворит в дальнейшем их каприз. Но он не учел, что дети таких женщин живут не в баловстве и отлично понимают слово «нет». В данной ситуации ни один из ребятишек не произнес ни слова, а мамаша настойчиво несколько раз произнесла: «Нет, спасибо, нас это не интересует». Такое утверждение было очень ожидаемо, однако, шло резко в разрез с выражением лиц мальчика и девочки, которые молча переводили взгляд то на маму, то на незнакомца.

Напротив женщины с детьми сидели два подвыпивших мужчины (а ведь суббота), без особого энтузиазма наблюдая за всей этой картиной. Один из них, который сидел ближе ко мне, подозвал к себе продавца небрежным жестом руки — тот мгновенно оказался у соседей стороны вагона, забыв про женщину и детей. Я стоял в трёх шагах от него и слышал практически весь его диалог с мужчиной, который заинтересовался книгой.

— Сколько стоит ваша книга?
— Здравствуйте, это очень хорошая книга для детей. С красочными картинками.
— А сколько она стоит-то?
— Да вы только откройте её. Посмотрите! — продавец недооценивал решимости покупателя и старался убедить его купить книгу на все 100% ещё до того, как он скажет цену. Мне же почему-то сразу стало очевидно, что мужчина, учитывая его хмельное состояние и утро субботы не очень, на самом деле, заинтересован в содержимом этой книжки. Ему просто хотелось её купить.
— Да я Вам верю. Назовите цену — произнес он.
— Ну, в магазине она стоит 450 рублей.
— А у вас сколько?
Продавец перевёл дух, как будто перебирая про фразы, которые ему надо было сказать, чтобы убедить-таки продавца. Потом произнёс: «триста.»

Покупатель обратился к задремавшему другу своему и спросил: «Есть у тебя триста?» Оба начали копаться в карманах, перебирая деньги разного достоинства, преобладали тысячные купюры. Поезд тем временем подъезжал к станции. Мне надо было выйти. «Господи, зачем ему эта книга,» — подумал я. И тут же догадался.

Двери открылись, я вышел и начал подниматься по лестнице, но поезд ещё не покинул станцию. Чтобы проверить свою идею я перегнулся через перила, заглядывая в вагон, откуда еле успев протиснуться сквозь закрывающиеся двери, выбежал тот самый мужчина с черной сумкой наперевес. Он продал книгу. А в вагоне подвыпивший мужчина стоял напротив матери с двумя детьми, один из которых держал большую синюю книгу в твердом переплёте.

Добавить комментарий

Текст форматируем Текстилем

Необязатаельные поля

Обещаем, что никому его не скажем

или отменить