Итак, пусть человек в какой-то момент осознаёт себя живущим по каким-то более-менее незаметным канонам. Он делает день ото дня примерно одни и те же действия, оправдывая их необходимость определённым образом. На какие-то вещи в голове стоит запрет, а какие-то новые увлечения или привычки, быть может, всё-таки появляются — иначе скучно. Но в целом почти ничего нового: «Я экономный и поэтому сегодня куплю это, это и это». Через несколько лет, быть может, «Это и это полезнее для здоровья и стоят чуть-чуть дороже, поэтому я это возьму» или «Я мужик и не позволю даме платить в ресторане», или, наконец, «У меня есть чувство собственного достоинства, и я не позволю вон тому парню с ножом меня оскорбля…»

Я не говорю, что это абсолютно плохо. Может быть, я такой же и то, что я привык думать о выборе как о самом ценном, что у нас есть — это тоже какой-то шаблон, в который впал мой мозг. Впрочем, есть некоторые основания полагать, что нет — я могу назвать ситуации, когда отсутствие выбора — это здорово. Вообще, я не могу назвать какой-то ультимативной меры счастья, «хорошести» для человека. Но я считаю, что выбор в большой степени является каким-то приближением этой меры.

Поэтому пусть в какой-то момент у человека возникает мысль: «Чёрт, я всегда экономил и считал деньги. Я всегда считал придурком того, кто заплатит за вон ту бутылку сока 150 рублей. Какого чёрта? А вдруг он действительно того стоит? Почему не попробовать? Никто не умрёт от этого!». И он делает что-то «впервые». Это не бог весть какое событие, купить бутылку дорогого сока, но происходит скачок. Не обязательно скачок вверх. Может, человек сделает полную глупость, но мозг на какое-то время соскочит с порочного круга более-менее одинаковых мыслей и шаблонов, которые крутяться в нём день за днём.

И это, на мой взгляд, замечательно!

Потому что этот навык решимости очень полезен — он здорово освежает идеи. Умение делать нестандартные вещи приводит в конце концов к нестандартным мыслям. Сначала ты делаешь то, что ты бы никогда не сделал раньше, а потом тебе в голову начинают приходить мысли, которые раньше бы никогда туда не пришли. Потому что часть подсознания, которая генерировала идеи «понимает», что к ней стали прислушиваться… И начинает работать лучше! Кажется, как-то так. В конце концов, объяснение не так важно. Это просто происходит так и всё.

Далее, когда ты решаешься на выполнение какой-нибудь очередной ерунды, например, пойти купаться в марте в едва оттаявшем пруду, ты должен отказаться от всех других своих принципов, привычек, комплексов, в каком-то смысле даже логики. Потому что уложить твоё новое решение в эти старые рамки (очевидно!) нельзя — ты будешь постоянно колебаться в желании отказаться и поменять решение. Ведь оно принципиально новое и противоречит твоим старым укладам, поэтому надо ставить некоторый замок на всё старое. Если получится, ты входишь в состояние крайней решительности. (Крайней не подразумевает безумной. Скажем, если что-то будет угрожать твоей жизни, надо будет выйти из этого состояния и осмотреться. Но нашей жизни довольно редко что-то на самом деле угрожает.) В этом состоянии решительности остаются, однако, все навыки, ощущения и прочее «чистое» сознание, не обременённое саморефлексией. Твоё тело просто делает то, что ты задумал, настолько хорошо, насколько умеет.

Через какое-то время умение выходить из старого цикла мыслей, решимость, раскачивается до состояния, когда ты в каждый конкретный момент можешь сделать любое, что взбредёт тебе в голову. Заговорить с прохожим на улице, сорваться на озеро в разгар бурной работы над чем-то, свалить ночью от друзей просто потому что тебе некомфортно спать с их кошкой. У тебя появляется выбор действовать так, как ты захочешь. Вопреки тому, что ты делал раньше, вопреки тому, что подумают окружающие, вопреки логике и здравому смыслу. Выбор настоящий. Когда ты уверен полностью в том, что тебе одинаково легко доступны оба состояния: делать и не делать.

Подводный камень этого процесса можно описать такой метафорой. Пусть раньше, играя в шахматы, ты изо всех сил старался уберечь свои фигуры. И проигрывал, в конце концов, теряя их. Потом ты вдруг осознал, что можно, скажем, намеренно подставить ферзя под удар пешки. Да, ферзя убьют, но иногда это выгодно (!) для цели «выиграть партию». Как только ты понимаешь, что такой ход допустим и ничего страшного в потери фигур нет, можно впасть в крайность и подставлять ферзя в каждой партии. Но цель в шахматах от этого не меняется — по прежнему надо выиграть. Поэтому надо подставлять ферзя обдуманно.

Выбор приносит с собой даже ещё большую ответственность за свои поступки, чем была раньше. Теперь это на самом деле ты решаешь. И ты можешь решиться на полную ерунду, решительно пойти в этой ерунде до конца и в результате навредить и себе и другим. Возможности для действия стало больше, а значит, теперь придётся обдумывать и взвешивать все свои действия гораздо аккуратнее и тщательнее. Так как теперь сознание выполняет функцию блокирования тебя от глупостей. Раньше этим занималась часть подсознания, ответственная за «рациональное» поведение, присущее твоему «характеру» или «мировоззрению» (я ставлю тут кавычки, потому что я считаю, что все эти понятия придуманы исключительно сознанием людей для объяснения блокировок в поведении). Эта часть раньше блокировала какие-то действия незаметно и никого не спрашивая. Теперь она не принимает решения, а лишь даёт советы. Как твои родители, когда ты вырастаешь старше какого-то возраста.

При этом фаза анализа результата решимости первое время всё-таки есть. Ты принял решение, протащил его до логического конца и наступает обратная связь, оценка резульата. Каждый раз, когда (и если) ты делаешь ерунду и на стадии оценки понимаешь, что поступил неверно (в твоей системе ценностей), твой новый навык, будут закидывать помидорами. Всем частям твоей личности будет плевать, что ты принял неверное решение случайно или просто ошибся. Будут осуждать именно сам факт бунтарства: «Сидел бы в старом укладе да не рыпался». И так будет до тех пор, пока новый подход не принесёт достаточного количества плодов. Именно поэтому на ранней стадии лучше оправдывать доверие и всё-таки не делать уж очень больших глупостей. Позже, когда навык решимости уже не будет воспринимать как что-то из ряда вон выходящее, а как совершенно обычный способ предоставления себе выбора для действия в любой ситуации, фаза оценки будет проскакивать совершенно машинально, а может и исчезнет вовсе.

Добавить комментарий

Текст форматируем Текстилем

Необязатаельные поля

Обещаем, что никому его не скажем

или отменить